Эффект «Умного Ганса» или конь с интеллектом человека

Немецкий учитель математики Вильгельм фон Остен двигал науку сразу во многих направлениях. Живя в конце XIX века, он весьма интересовался френологией теорией, согласно которой интеллект, характер и различные свойства личности можно определить исходя из индивидуальных особенностей строения мозга, которые можно определить по форме черепа, выступов и впадин на нем. Но особенное внимание фон Остена привлекал интеллект животных.

Немецкий натуралист горячо верил, что люди весьма недооценивают своих меньших братьев. Чтобы убедить в этом остальных, он лично занялся обучением нескольких животных кошки, лошади и медведя основам математики. Кошка к его урокам отнеслась, конечно, с полным равнодушием вряд ли она вообще что-либо заметила. Медведь проявлял лишь недоверчивость, но никак не усердие. А вот лошадь вернее говоря, замечательный арабский жеребец по кличке Ганс подавал весьма и весьма серьезные надежды.

Остин назвал питомца Гансом и приступил к занятиям, причем, вел себя на «уроках» весьма раздражительно. Он часто кричал на своего коня и даже бил его. И вдруг произошло чудо: во время одного из таких занятий старик написал на доске цифру «три», и конь в ответ трижды ударил копытом. Остин был счастлив. С этого момента Ганс начал демонстрировать владельцу невероятные способности. Что бы ни спросил хозяин (будь то арифметическая задачка или же какая-либо дата в календаре), конь на все отвечал правильно, отстукивая копытом нужное число раз.

Такого гениального коня еще свет не видывал!


В.Остин, владелец чудо-коня.

Если верить сохранившимся описаниям представлений, то Ганс умел складывать, вычитать, умножать и делить сравнительно большие числа, производить эти же вычисления с дробями, указывать точное время, конкретные даты в календаре и даже читать и воспринимать на слух слова и целые фразы на немецком. На все вопросы Ганс отвечал количеством ударов копытом по земле. Среди вопросов, на которые он давал ответы, были не только такие, как «Сколько будет 12 + 12?», но и, например, «Если восьмой день месяца приходится на вторник, то каким днём по счёту будет следующая пятница?». Причём, что удивительно, вопросы могли задаваться не только фон Остином и не только в устной, но и в письменной форме — Ганс «читал» вопрос и с помощью своего копыта давал на него ответ.

Следует отметить, что Ганс давал верные ответы не на абсолютно все вопросы даже своего хозяина, не говоря уже о вопросах других людей, однако процент верных ответов был поразительно высок.

Потрясенный математик и его конь отправились в большое путешествие по всей Германии, чтобы поделиться своими открытиями со всеми. Слухи о необыкновенном коне облетели всю Германию. Однако Остину хотелось не только народной славы, но и признания на официальном уровне. Но вот как привлечь внимание правительства? И тут старик придумал хитроумный ход.

Летом 1902 года он дал объявление в военной газете: «Продается прекрасный жеребец. Он различает десять цветов, читает, знает четыре арифметических действия и т. д.». Естественно, Остин вовсе не собирался продавать Ганса, но его уловка сработала: уже на следующий день в дом к нему стучались офицеры кавалерии. На самом деле они пришли больше из любопытства, а заодно и из-за желания посмеяться над чудаком, который возомнил о своем коне невесть что. Однако после того, как Остин продемонстрировал офицерам уникальные способности Ганса, желание шутить сразу пропало и они ушли под огромным впечатлением.

Вскоре о способностях коня уже говорила вся армия, и информация дошла даже до министра образования, не говоря уже о зарубежных журналистах. О Гансе даже написала газета «Нью-Йорк таймс», впрочем, ее заголовок звучал несколько иронично: «Замечательный берлинский конь! Он умеет все, но вот только не говорит!»

«Если первый день месяца среда, спрашивал фон Остен у Ганса, то каким числом будет следующий понедельник?» Гениальный жеребец совершал шесть ударов копытом. «Какой квадратный корень шестнадцати?» четыре удара. Публике говорилось, что Ганс вполне способен к обычному общению, хотя и медленному, отбивая копытом число, соответствующее нужной букве. И в самом деле: конь практически без ошибок «набивал» имена присутствующих и отвечал на несложные вопросы, включая «который сейчас час».

Въедливые германцы подсчитали: гениальный Ганс делал не более 11% ошибок, а его знания математики соответствовали знаниям 14-летнего подростка, по стандартам образования того времени.

Вряд кого удивит, что у Ганса и его хозяина вскоре появились серьезные недоброжелатели. Германский департамент образования потребовал дать независимую оценку происходящему, проверив истинность способностей жеребца. К большому сюрпризу для скептиков, фон Остен тут же согласился. Видимо, он действительно был предан науке и не подразумевал никакого мошенничества или надувательства.


В «Комиссию по Гансу» вошли специалисты из разных областей пара зоологов, психолог, дрессировщик лошадей, несколько школьных учителей и даже один управляющий цирком. Проведя широкомасштабные испытания, исключающие любую подтасовку, в 1904 году комиссия пришла к выводу: все честно. Если б имя Эйнштейна гремело уже тогда Ганса, безусловно, окрестили бы «Эйнштейном среди жеребцов».

Однако вскоре «расследование» было передано в руки психолога Оскара Пфунгста, который не скрывал своих подозрений насчет коня и его хозяина. Нет, речь шла не о мошенничестве, а о простом «недосмотре». Чтобы проверить одну свою идею, Пфунгст проводил свои эксперименты в наглухо закрытом тенте, исключавшем случайные влияния со стороны толпы. Измучив и Ганса, и фон Остена огромным числом вопросов, заданных в разных условиях, психолог засел за анализ собранных данных.

Как Пфунгст и ожидал, на вопросы, заданные собственным владельцем, Ганс отвечал лучше всего. Кроме того, лучше он реагировал в привычной ему обстановке тестирования, а вот если коня просто отводили от хозяина подальше, точность его ответов резко падала. Почему?

Вскоре ученый обнаружил еще несколько интересных эффектов: так, если ответа на вопрос сам задающий не знал, Ганс отвечал практически случайно. То же происходило и в том случае, если задающий просто скрывался за ширмой. Кажется, «гениальность» коня определялась возможностью непосредственного зрительного контакта с человеком, задающим вопрос (и знающим правильный ответ на него).

Пфунгст продолжил эксперименты с Гансом, однако теперь стал внимательно наблюдать не столько за конем, сколько за его хозяином. И тут все стало ясно.

Каждый раз, когда конь, отвечая на вопрос, отбивал нужное число копытом, точно в нужный момент фон Остен непроизвольно сообщал ему момент, в который стоит остановиться. Едва заметное движение тела, наклон головы, выражение лица как только нужное число было «выбито», человек, сам о том не подозревая, призывал коня остановиться. И конь моментально считывал этот невербальный сигнал. Разумеется, если мог видеть человека, и если человек сам знал ответ на вопрос.

Увы, «Эйнштейном среди жеребцов» Ганс явно не был. Однако он впервые продемонстрировал удивительное явление, в честь него получившее название «Эффект умного Ганса»: экспериментатор невольно может давать испытуемому (в том числе животному) подсказки по ходу эксперимента а подопытный (в том числе животное) вполне способен их уловить и использовать, исказив результаты эксперимента. Лошади в этом просто лучше других, поскольку «язык тела» является важным элементом в системе их внутривидовых коммуникаций.


Ученый проводит эксперимент по изучению непроизвольных движений тела.

Забавно, что, докопавшись до истины, Пфунгст решил продемонстрировать этот эффект, лично став на место жеребца. Выстукивая ответы на вопросы, он внимательно следил за реакцией задающего и по малейшим изменениям в его позе или лице точно определял нужный ответ. Более того, даже стараясь приглушить эти реакции, задающие ничего не могли поделать: это совершалось подсознательно, и это было сильнее их волевого контроля.

Вскоре «Эффект умного Ганса» был продемонстрирован и у других животных, что привело к серьезным усложнениям требований к постановке психологических экспериментов, а в конечном итоге к разработке двойного слепого метода, при котором о желаемом результате не осведомляются ни испытатели, ни испытуемые. Скажем, при тренировке собак на поиск наркотиков ни сама собака, ни ее проводник не знают, действительно ли в сумке наркотики, или ложная приманка так, чтобы человек не мог невольно подсказать собаке верный ответ.


Карикатура в иностранной прессе.

Между тем сам Остин очень обиделся за своего коня и не поверил выводам Пфунгста, назвав их «научной шуткой». Какое-то время он еще гастролировал с Гансом по немецким городам, а потом уехал в Пруссию, где вскоре умер.

Дальнейшая судьба Ганса сложилась печально. Им заинтересовался богатый ювелир, который все-таки решил доказать, что конь – гений. Он забрал Ганса себе, поставил в стойло с двумя другими лошадьми и часами «тестировал» животных. Начиная с 1916 года о Гансе никто ничего не слышал. Поговаривали, что в Первую мировую войну его использовали «по прямому назначению» – запрягали в повозки, заставляя перевозить боеприпасы.

А его удивительные способности улавливать реакцию человека в научной среде назвали «эффектом умного Ганса».

Источник