Правила жизни в турецком гареме

О приличиях в султанской спальне, гаремной иерархии, наследных принцах, евнухах и свободе.

Воздух, напоенный похотью, сластолюбивые правители, разврат и роскошь — таким представлялся европейцам гарем восточных владык. Способствовало само значение арабского слова haram — запретное, тайное, недоступное (а значит, греховное). Но в этом скрытом от чужих глаз месте шла обычная жизнь со своей четкой иерархией, сводом неукоснительных правил, взлетами и падениями по «карьерной лестнице».

Соитие — дело божественное

Джулио Розати. Танцы в гареме

В средневековой Европе полагали: рядом с любовным ложем всегда соседствует бес.

Именно он распаляет, лишает разума, толкает на греховные безумства. Так же и на Руси: перед тем как вступить в любовную связь, снимали крест — Бог и похоть несовместимы. А вот на Востоке перед тем, как познать женщину, непременно произносили: «Бисмилляхи Рахмани Рахим». Фраза эта, означающая «во имя Аллаха Милостивого», служила гарантией искренности намерений свершений ради довольства Аллаха, а говорящий ее таким образом заручался благословением Всевышнего и вовсе не предавался разврату, а совершал благое дело, которое в Судный день среди прочих помогло бы избежать ада. А уж если результатом сближения станет рождение дитяти, то список добрых дел будет существенно пополняться до тех самых пор, пока жив последний из потомков этого ребенка.

Ограничение поз — забота о здоровье ребенка

Жюль Жозеф Лефевр. Одалиска

Тем не менее для совершения «богоугодного дела» существовали ограничения. Женщина становилась «неприкасаемой» во время месячных, к ней нельзя было подходить в течение Рамадана, а также в три ночи месяца по лунному календарю: первую, 15-ю и последнюю — во избежание рождения слабоумного дитяти. Забота о здоровье будущего ребенка диктовала любовникам и позы — зачатый в неестественном положении рисковал родиться косым или горбатым. Не разрешалось смотреть на половые органы партнера во время акта любви, и потому султаны аккуратно прикрывали достоинство парчовым покрывалом. Иначе, считалось, ребенок мог родиться слепым. Существовал запрет и на групповой секс, даже возлежать на ложе сразу с двумя наложницами было греховно.

Из рабынь в жены

Харун ар-Рашид

Считается, что классический гарем возник в Османской империи, созданной турками в 1299 году, хотя легенды о запретном месте касаются гораздо более ранних времен. Согласно им, арабский халиф Гарун аль-Рашид (Харун ар-Рашид, 786–809) содержал в своем дворце более 2000 женщин, 24 из которых носили почетное звание наложницы.

Попадали в святая святых в те времена женщины обычно двумя способами: либо покупались на невольничьих рынках, либо были военной добычей. Так что национальный состав рабынь был весьма пестр. За страстность натуры весьма ценились жительницы Северной Африки из племени берберов. В IX–X веках аристократию гарема составляли византийские гречанки.

Антон Хикель. Роксолана и султан. 1780 год

Частенько в стенах сераля оказывались славянки. Самая знаменитая из них — Хюррем, известная истории под именем Роксолана. От рождения она звалась Анастасией и была дочерью православного священника Гаврилы Лисовского. Похищенная татарами и проданная в Стамбуле на невольничьем рынке в гарем, девушка добилась того, о чем другие не могли и мечтать: стала не только любимой наложницей султана Сулеймана I, но его законной женой, родившей ему трех сыновей.

«Повезло» и француженке Эме де Ривери, кузине жены Бонапарта Жозефины, в 1784 году захваченной в плен алжирскими пиратами и также проданной на рынке рабов. Она стала матерью султана Махмуда II. Во всяком случае так, несмотря на некоторые неувязки в датах, повествует легенда.

Будь здорова, не храпи

Девушки в турецком гареме, 1870 год

Шанс получить в гаремной лотерее призовой фонд был невелик, но все-таки существовал. И заботливые родители из, например, кавказских князей, желая дочерям блистательной доли, продавали девочек в султанский дворец, письменно отказываясь от всяких прав на них. Дальше тем, как и коллегам с невольничьего рынка, предстоял курс обучения. Длительность его зависела от возраста девочки, а конец приходился на подростковый период. Но сначала — осмотр доктора и повитухи. Поступившая в гарем должна была быть девственницей и обладать отменным здоровьем. В первую ночь проверялось также, не храпит ли, не разговаривает ли во сне кандидатка.

Далее девушка могла приступать к изучению Корана (принятие ислама было обязательным), обучению танцам, игре на музыкальных инструментах, искусству беседы, каллиграфии, рукоделию, придворному этикету. Учили, разумеется, и тому, как доставить мужчине удовольствие. Средний возраст молодых рабынь составлял 12–14 лет. По истечении обучения предстоял экзамен, который принимала сама валиде-султан — мать правителя, первый человек в гареме. Не сдавшие экзамен становились прислугой без права повышения в должности.

Сделать карьеру 

Роксолана в гареме султана

Гаремом можно было управлять и не имея титула валиде, но будучи женой султана и став хасеки («хасеки-султан» — титул жен и наложниц османских султанов, второй по значимости титул в гареме после валиде — матери). Пример тому все та же Роксолана, управлявшая гаремом 24 года. Именно для нее Сулейман учредил подобное звание. А ведь начинала как все, джарийе — простой рабыней.

Гаремная карьерная лестница насчитывала множество ступенек. Успешно закончившие курс обучения назывались уста. Наложниц, еще не имевших отношений с правителем, но уже добившихся положения, именовали пейк. Гёзде звали тех, на кого уже было обращено высочайшее внимание. Даже если дело ограничивалось одной ночью, им уже полагались апартаменты попросторнее, увеличенное денежное содержание и несколько черных служанок. Икбал — титул постоянной фаворитки, получавшей еще большие возможности. Если гёзде или икбал рожали, они становились кадын (kadin — женщина, госпожа). Самые удачливые из них получали статус кадын-эфенди — жены султана. Таковых правителю предписывалось иметь не более четырех, но бывало и до восьми.

От звания к званию разнились суммы денежного довольствия, выплачиваемого наложницам, покои, количество служанок и прочие блага. При беременности и успешном разрешении от бремени количество подарков и ежемесячно выплачиваемых денег резко увеличивалось.

На свободу с чистой совестью

Жан Леон Жером. Бассейн в гареме. 1876 год

Каждая рабыня мечтала, что наступит день, когда повелитель ее заметит, но автоматического перехода «из класса в класс» не существовало. Претенденток были тысячи, а султан всего один. Даже самые красивые и смышленые могли оказаться обойденными высочайшим вниманием, став жертвой интриг, которые, разумеется, так и бурлили в женском коллективе, или просто не поймать свой миг удачи.

Через девять лет беззаветного служения гаремному делу женщина имела право, получив разрешение господина, уйти на волю — статус свободного человека удостоверялся письменно. В этом случае ей, как правило, подыскивали хорошего мужа, покупали дом, давали немалое приданое, обеспечивали регулярными выплатами из казны.

Османские вельможи такую женитьбу считали большой удачей. В гареме содержались красавицы со всех концов света, имевшие прекрасное воспитание, обученные этикету и уважительному отношению к мужу.

Лучшие евнухи — эфиопы

Открытка с изображением главного черного евнуха султана Абдул-Хамида II. Начало XX века

Девять лет тоже надо было как-то скоротать, и жаждущие любви девицы частенько находили утешение у сторожащих их евнухов (далеко не все из них в результате операции оказывались полностью равнодушны к сексуальным удовольствиям).

Евнухами становились, как правило, выходцы из Африки. Объяснялась такая выборка чисто практически: белые мальчики тяжело переносили кастрацию и часто от нее умирали. Абиссинцы (эфиопы) оказались гораздо крепче, оттого более ценились на невольничьем рынке, а стало быть, и чаще похищались.

Кизляр-ага в XVIII веке

Выжившие же, как и плененные рабыни, имели шанс сделать неплохую карьеру, вершиной которой была должность главного евнуха (кызлар-ага). Он выбирал на рынке женщин в гарем, рассказывал правителю об их поведении. Мог навсегда загубить репутацию девушки или, наоборот, способствовать ее продвижению.

Сфера влияния кызлар-аги не ограничивалась гаремом — по значимости он был вровень с великим визирем и был единственным, кто мог обращаться к султану в любое время дня и ночи. Главный евнух также имел должность начальника корпуса алебардщиков, охранявших гарем.

Кто первый добрался до трона, тот и султан

Гюстав Буланже. Гарем дворца

С XVI века главный гарем Османской империи располагался в историческом центре Стамбула, во дворце Топкапы. Туда его перевели из Изразцового павильона, где он существовал раньше, по просьбе вездесущей Роксоланы, которой хотелось «быть поближе к мужу». В задней половине дворца всегда звучал хор детских голосов. Их матери могли быть счастливы — они выделились, добились своего. Но теперь их мечты могли простираться дальше: вдруг удастся стать валиде-султан? И надо сказать, надежды эти были не совсем беспочвенны. Хотя формально наследником трона становился старший из сыновей, на деле любой из них имел право претендовать на престол. Так что борьба между матерями шла нешуточная.

До 1607 года в империи не было ясного закона о престолонаследии. Дело решала быстрота: правителем становился тот, кто после смерти отца первым успевал добраться до дворца, сменить стражу и завладеть сокровищницей. Тут спортивные игры кончались и начиналось убийство: родственники не собирались так легко сдаваться. Родни у каждого было немало (Мурад III, например, имел больше сотни детей), и кровопролитие могло длиться бесконечно. Мехмед II (1451–1481) решил перевести дело в законное русло. Его указ не только разрешал, но и предписывал новому султану истреблять всех родственников мужского пола. Чем не преминул, например, воспользоваться его внук Селим I, лишивший жизни двоих братьев, троих сыновей и четверых племянников. Поскольку кровь османов считалась священной, принцев предпочитали душить.

В 1617 году закон стал более гуманен: потенциальных наследников престола не убивали, а запирали в специальные помещения дворца Топкапы — kafes (клетки). Заключение часто оказывалось пожизненным.

Источник ➝

Электрические пули капитана Немо

В фантастических романах Жюля Верна «20 000 лье под водой» и «Таинственный остров» рассказывается о смертельно опасном оружии – пневматических ружьях, стреляющих электрическими пулями.

"Электрическое ружьё капитана Немо". Макет

Можно ли создать такие пули на самом деле? И, если можно, почему их до сих пор не используют охотники или военные?

Для начала – слово автору:

«Эти ружья заряжены не обычными пулями, а снарядом, изобретенным австрийским химиком Лениброком. У меня имеется изрядный запас таких снарядов.

Эти стеклянные капсюли, заключенные в стальную оболочку с тяжёлым свинцовым дном, – настоящие лейденские банки в миниатюре! Они содержат в себе электрический заряд высокого напряжения. При самом лёгком толчке они разряжаются, и животное, каким бы могучим оно ни было, падает замертво. Прибавлю, что эти капсюли не крупнее дроби номер четыре и что обойма ружья вмещает не менее десяти зарядов».

А вот результат действия этих пуль:

Только после тщательного исследования Пенкроф заметил – у одного пирата на лбу, у других на груди, у третьего на спине, еще у одного на плече – маленькое, едва заметное красное пятнышко, происхождение которого невозможно было установить.

– Эти пятнышки – причина их смерти, – сказал Сайрес Смит.

Начнём с «лейденской банки». Изобретённая ещё в 1745 году лейденская банка – это самый первый в мире электрический конденсатор, устройство для накопления электрического заряда.

Лейденская банка

Лейденскую банку можно увидеть в школьном кабинете физики – по сути это обычный стеклянный стакан, оклеенный снаружи и изнутри несоприкасающимися слоями фольги. Во время опытов учитель заряжает банку (обычно от дискового генератора Уимсхёрста, но можно сделать это даже от простой расчёски, наэлектризованной трением о волосы), а затем разрядником «извлекает» эффектные искры.

Замечание 1: конденсатор накапливает именно электрический заряд, который измеряется в кулонах. «Электрический заряд высокого напряжения» в тексте Верна – бессмыслица, нонсенс. Напряжение– это совершенно другая величина, которая измеряется в вольтах (ватт/ампер или джоуль/кулон). Любой школьник, посещающий радиокружок, знает, что итоговое напряжение на обкладках конденсатора при зарядке равняется напряжению источника питания. А если мы превысим некое номинальное напряжение, то конденсатор у нас «пробьёт» – он превратится в обычный проводник тока.

Теперь о размерах пуль. «Дробь номер четыре» – это металлические шарики диаметром 3.25 мм. А потому...

Замечание 2: заряд конденсатора, то есть его способность накапливать электричество, зависит от площади обкладок, то есть – от размера конденсатора. Даже если мы будем использовать самые совершенные в мире материалы, мы не сможем «разогнать» до большой электрической ёмкости конденсатор размером с дробинку и не сможем обеспечить высокое номинальное напряжение.

Современный пусковой конденсатор ёмкостью 500 микрофарад с номинальным напряжением 300 вольт, то есть действительно способный «чувствительно тряхнуть» человека, весит ни много ни мало порядка 200 граммов! Крупновато для дробинки, не правда ли?

Конденсатор 300 V

Замечание 3: Свои «электрические пули» капитан Немо изобрёл, вообще говоря, для подводной охоты. Однако морская вода – великолепный проводник электричества, поэтому такая пуля, выпущенная в воду, начнёт стремительно разряжаться. Электрический ток, как известно, выбирает кратчайший путь – так что, если заряд у пули действительно большой, в момент вылета из ствола она будет представлять для стреляющего намного большую опасность, чем для потенциальной добычи!

Замечание 4: Для того, чтобы поразить пирата, «электрическая капсула» должна была соприкоснуться с оголённой кожей (причём крайне желательно – влажной кожей!). Даже слой обычной ткани в состоянии существенно снизить её эффективность, не говоря уже о плотной кожаной куртке с поддетой рубашкой. А для того, чтобы ток пошёл в землю через тело – и тем самым получил возможность если не убить пирата, но хотя бы «тряхнуть» хорошенько – пиратам ещё нужно было ещё и снять с себя сапоги... Как-то сомнительно представить себе, что все пираты, выходя на схватку с капитаном Немо, предварительно, как сговорившись, разулись и разделись до пояса.

Если же отойти от теории и поговорить о практике, то... Американская компания Taser в 2002 году выпустила на рынок пулю XREP – по сути, это был выстреливаемый из обычного ружья электрошокер. Однако она, во первых, намного крупнее «электрической пули» капитана Немо (калибр 18 мм):

Электрическая пуля Taser XREP

Во-вторых, она предназначена для нелетального поражения, то есть должна вывести противника на какое-то время из строя, но не убить. В-третьих, на испытаниях выяснилось, что обычное механическое («ударное») действие такой пули намного опаснее электрического. В-четвёртых, испытания показали полную непригодность таких пуль при работе по целям в одежде (см. выше замечание 4) – так что даже на современном уровне технологий концепция «выстреливаемого заряженного конденсатора» потерпела неудачу.

Однако откуда же всё-таки Жюль Верн взял идею «электрической пули»?

Книга «20 000 лье под водой» была издана в 1869 году. А в 1866 году во французской газете «Монд» была опубликована следующая любопытная заметка: «Австрийский химик, по слухам, изобрёл электрическую пулю, которая взрывается, подобно молнии, проникая в тело».

Вот вам и разгадка! Однако дальнейшее чтение заметки быстро даёт понять, что речь идёт не об «электрической пуле», а о металлической пуле, которая разгоняется в стволе магнитным полем– как в современных экспериментальных прототипах рельсотронов и гаусс-пушек (боевые образцы убийственно мощных переносных «рейл-ганов», «рельсотронов» и прочих «гауссовок» на сегодняшний день, к счастью, существуют только в компьютерных играх).

"Гауссовка" из компьютерной игры-стрелялки

 

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх